Главная / Деятельность / Новости для потребителей /

Дмитрий Янин – о защите прав потребителей

16.05.2018

Дмитрий Янин - Председатель Правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП).

Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) – союз общественных объединений потребителей, который вот уже более 25 лет защищает интересы граждан.

Сегодня КонфОП объединяет 36 ведущих общественных организаций потребителей из стран СНГ: России, Украины, Беларуси, Грузии, Казахстана и Таджикистана. КонфОП представляет и защищает интересы потребителей во взаимоотношениях с бизнесом и государством, а также занимается продвижением институтов по защите прав потребителей в странах СНГ.

 

 

 

 

Обязан ли каждый человек быть финансово грамотным?

Если смотреть, как эволюционировал потребительский рынок, то девяностые годы – это все истории вокруг продуктов питания, потом истории, связанные с защитой депозитов. Мы переходим уже в блок финансовых услуг, и, как только мы начинаем говорить о финансовых услугах, сразу же вопрос возникает: в России сейчас это - как брать кредит, как его правильно отдавать, как при этом не потерять здоровье и остаться экономически благополучным.

Я не считаю, что мы должны как общественная организация заниматься финансовым просвещением и каждому российскому потребителю привить навык хорошо разбираться в Форексе, во фьючерсах, в бинарном каком-то опционе, в акциях. Это бессмысленно. Потому что мы, когда включаем воду из-под крана в Москве, например, или в Санкт-Петербурге, мы надеемся, что это вода чистая, мы её пьём, и нам никто не советует повышать вашу химическую грамотность, заниматься химическим просвещением, проверять эту воду десять раз, мы надеемся, что все продукты безопасны. Вот на финансовом рынке такой безопасности нет, и я считаю, что финансовым просвещением, если стоит заниматься, то стоит заниматься в отношении чиновников, которые должны быть достаточно умными и не допускать на рынок те финансовые продукты, которые токсичны, так же как отравленная вода или отравленный воздух.

Не должно быть дискриминирующих страховок, когда, например, вы берёте кредит, вам навязывают страховку обязательного страхования жизни, вы надеетесь, что эта страховка вас защитит, а, по сути, окажется, что эта страховка, например, не покрывает любые хронические заболевания или не покрывает осложнения, если они возникнут в ходе беременности, там отдельно вписана категория «Беременные женщины», или не покрывает ВИЧ-инфицированных. Вы могли заразиться ВИЧ-инфекцией в течение ипотечного периода какого-то, на двадцать лет берутся кредиты, и много чего в жизни происходит… Вот такие гнилые продукты - они страшнее, чем гнилые помидоры. Нам пытаются сказать, что вы должны заниматься гнилыми помидорами, гнилой картошкой, вот добивайтесь, чтобы там сметана была непросроченной. Мы говорим о том, что, ребята, у вас в таких секторах, как финансовый рынок, половина продуктов финансовых некачественная, она должна быть удалена. И говорить о том, что это вина потребителя, нельзя: он не может быть настолько просвещён, как люди, которые выдумывают вот эти все кривые страховки, полисы и так далее. Поэтому просвещаем чиновников, надеемся на то, что, когда они просветятся или получат большого пендуля, начнут что-то делать по жизни и для людей, а не для больших компаний. К сожалению, пока у нас ощущение, что Банк России работает в большей степени на крупные банки, на страховые компании.

Улучшается ли жизнь российского потребителя?

В своё время мы общались с Сергеем Гуриевым [1], когда он ещё был в России. Я его всё время спрашивал: «Сергей, а что это ты такой весёлый?». И он говорит: «Надо верить в лучшее». Конечно, мой личный прогноз не очень оптимистичный. То есть мне кажется, что…. Понимаете, что ещё произошло: на политику наложились коммерческие интересы. Вот сейчас есть целые индустрии, которые выигрывают на этом вот, на этом сепаратизме России. Фармкомпании российские говорят: отдайте нам все лекарства, отдайте нам все эти рецепты, мы сами будем всё выпускать, все эти технологии. Выходят какие-то производители и говорят: ни в коем случае не отменяйте запрет на ввоз фруктов из Турции или помидоров из Турции, мы всё вам тут запомидорим. И, учитывая, что уровень коррупции в России достаточно высокий, я предполагаю, что вот это сочетание желания властей наказать соседей и коммерческий интерес конкретных групп будет негативно влиять на российских потребителей. То есть будут заходить компании и говорить: давайте закроем, например, Убер [2]. Почему нет? Мы закупили десять тысяч автомобилей, и давайте закроем Убер, не будет никаких проблем, потому что Убер – это Запад, это разведка, это передача таких данных и так далее, и так далее. Поэтому я думаю, что реальность значительно хуже, чем наши ожидания. Посмотрим, кто победит, но в целом, начиная с 14 года, с каждым годом права потребителей в части выбора, конкуренции, они ограничиваются. Компаний становится меньше, в Россию не входит, не вошла ни одна международная торговая сеть, мы не знаем ни одной новой сети супермаркетов, мы только видим поглощения, укрупнения, усиление роли государства, и это всё плохо влияет на цены и на российских потребителей. Потому что конкуренция и счастье потребителей – это знак равенства. Не может быть счастливый потребитель в условиях, когда у вас одна сеть магазинов, один провайдер Интернета, один оператор телефонной связи и одна авиакомпания. В этом случае потребитель всегда будет слабой стороной, и его всегда легко можно будет обижать, потому что …. Знаете, есть такое выражение: «Куда ты денешься с подводной лодки», вы всё равно купите этот контракт. И сейчас это происходит в России – ослабление конкуренции и, прежде всего, из-за того, что государство декларирует вот идею изоляционизма.

 

Поможет ли государство защитить права потребителей?

Государство входит в те сферы, где его не должно быть. Это как национализация «Магнита». «Магнит» становится группой государственного банка. Зачем? Что делать государству в дистрибуции сосисок и помидоров? Это какая такая роль? Это школа? Это образование? Это детские дома? Это оборона? Это что? Это просто частный бизнес, где должны быть частные деньги, и государство не должно входить.

Рынок может спокойно и должен спокойно снимать все проблемы. У нас роль государства очень большая в экономике, и потребитель во всей этой истории не выигрывает, потому что по судам, например, самый сложный ответчик – это, например, местная жилищно-коммунальная компания, аффилированная с каким-нибудь губернатором или мэром. Выиграть такое дело в суде значительно труднее, чем выиграть дело против какого-то там магазина электроники. Потому что здесь у тебя ещё связка суда и местных властей, которые, по сути, иногда не допускают невыгодных для себя судебных решений, даже если человек абсолютно прав и доказывает, что действительно не было горячей воды всю зиму, у него была полухолодная квартира. Вот такие суды очень тяжёлые, потому что на другой стороне стоит государство.

Кто главные нарушители прав потребителей?

Мы вообще в уникальной стране живём: с одной стороны на нас давят технологии, с другой стороны на нас давит правительство. И потребителю российскому сейчас достаточно сложно, потому что да, мы теряем прайвеси со стороны корпораций, которые за нами очень внимательно следят, также за нами следят банки, сотовые операторы, спецслужбы, что необычно в целом. Единственно, что могу сказать: россияне к прайвеси относятся не как к ценности. Я не знаю, с чем это связано, но люди достаточно спокойно воспринимают все истории, связанные с потерей прайвеси, по сравнению с европейцами, с американцами, где мы видели почти двухдневный допрос Цукерберга в Сенате за все эти истории, связанные с передачей персональных данных не понятно кому. В России, видимо, люди привыкли, что, начиная там с …, наверное, последние лет сто никакого прайвеси не было, а последние лет тридцать все базы данных легко в России распространялись, продавались, утекали из ГАИ, из Пенсионного фонда. И люди относятся к этой информации: ну и что, что все знают, что у меня такая-то машина, я там-то живу. Видимо, с этим связан наш пофигизм по отношению к прайвеси.

К другим вызовам, о которых я бы сказал, конечно, сепаратизм российский, когда мы всеми силами стараемся обнести себя семиметровой бетонной стеной, похлеще той, которую строит Трамп между Мексикой и США. Мы строим стену по всем границам. Потребители лишаются доступных товаров с 2014 года. Потребители лишаются, если всё это будет принято, доступных лекарств. Вот этот сюжет оказывает очень плохое влияние на жизни простых людей, потому что здорово, конечно, развивать фермерство местных ребят, которые там разводят коз, но когда их козий сыр оказывается в два с половиной раза дороже французского, который просто удалили с рынка, то это неправильно. Или когда яблоки вместо польских, которые стоили полдоллара, сейчас мы вынуждены покупать по доллару-полтора. Значит просто, что многие семьи становятся беднее, многие семьи просто не могут купить то, что они могли бы сделать, если бы Россия не вводила контрсанкции против своего населения. Такие контрсанкции бременем легли очень серьёзным на российских потребителей, и, конечно, мы надеемся на то, что в ближайшее время разум восторжествует и Россия перестанет уничтожать своё население вот такими экономическими мерами, наказывая, по сути, невиновных.

Как вы стали защитником прав потребителей?

Я был студентом, это было начало девяностых годов, мы изучали первые указы Ельцина (это было начало 1992 года) о либерализации торговли, и сразу же был прият закон, через месяц, «О защите прав потребителей». И тогда это была революция, потому что бесправие, которое было в советские годы в отношении покупателя, оно было поразительным: очереди, дефицит, невозможность купить базовые товары, невозможность обменять некачественный товар. И закон, который был принят в феврале 1992 года, открыл людям возможность менять брак, получать назад компенсации за неоказанные услуги. И я пришёл в Конфедерацию прав потребителей, которую на тот момент и в течение последующих многих лет возглавлял Александр Аузан, и стал заниматься вопросами, связанными с защитой прав потребителей финансовых услуг, обычным экспертом. И с этого началась моя работа, с МММ, с «Чара-банка», с «Дом Селенга», с «Телемаркета», со всех этих первых российских финансовых пирамид.

Возможен ли сегодня новый МММ?

Когда в первый раз был феномен МММ, это 92-94 годы, все хотели стать предпринимателями, и всех обманули, ну кроме тех, кто стоял у верхушки этой пирамиды. Мы думали, что уже после так называемой «прививки МММ» не появится новых пирамид, но так произошло, что уже через 15 лет эти новые пирамиды появились, потому что поколение, которое погорело, ушло, новое поколение, непуганое поколение появилось. Единственное отличие этих клонов МММ (и они будут, эти пирамиды, всегда) состоит в том, что всё-таки в 95 году, когда это всё рухнуло, государство финансово просветилось и ограничило пирамидам их эффективность, запретив рекламу финансовых продуктов такого рода на телевидении.

Вот если мы говорим о том, что телевидение умрёт и основным источником информации и рекламы будет интернет, то вот эти повторы МММ будут быстрее происходить, потому что вот сейчас эти маленькие пирамиды возникают, они возникают в Интернете, им не дают разрастись до миллионов пострадавших, как только они выходят на точку 10-15 тысяч клиентов, они рушатся, и в масштабах страны это не заметно. Но мы надеемся на то, что и с Интернетом в части как раз просветительских вещей, ограничений по продвижению пирамид, тоже будут приняты какие-то акты с тем, чтобы пирамиды возникали с интервалом хотя бы раз в пятнадцать лет, что нормально для любой страны.

Кто защищает права потребителей?

У нас есть государственный орган по защите прав потребителей – Роспотребнадзор, есть судебная система. Лучше всего работают суды, потому что в год несколько сотен тысяч дел рассматриваются судами и более чем в восьмидесяти процентах случаев люди выигрывают по спорам с магазинами. Хуже статистика по спорам с банками. Поэтому судебная ветвь даёт людям шанс отстоять свои интересы, это не очень долго, в течение полугода вы можете закончить свой спор. По государственным органам, к сожалению, у нас слабее законодательство, у нас выше влияние недобросовестного бизнеса на процесс принятия решений, и эффективность государственного надзора… Мы просто несколько раз видели такие истории, как сгоревшие торговые центры, как сгоревшие клубы, массовые отравления. Всё это говорит о том, что в целом надзор за потребительским рынком у нас значительно хуже, чем судебная защита. Помимо этого есть общества потребителей, которых несколько сотен в стране, и мы не являемся единственными. Мы, наверное, единственные, кто пытается сюда импортировать лучшие мировые практики. Сейчас не модно говорить о том, что мы часть западной цивилизации, но мы стараемся по возможности внедрять здесь и американский опыт, и европейский опыт, и мы не скрываем того, что наша цель – быть частью общего пространства с Западом.

Главная задача Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)

Когда мы платим деньгами за что-то – за услуги, за товары – мы все потребители. И мы надеемся на то, что проданный товар, заказанные вами услуги, заказанный вами гаджет, оплаченная мобильная связь будут качественными. И наша задача, первое - обеспечить, чтобы потребительский рынок был ровным, спокойным, качественным; вторая задача, чтобы практики, которые показали свою эффективность в других странах, например, запрет курения в общественных местах или читаемые этикетки, появились в России, в российском законодательстве, чтобы потребители были более информированными и более защищёнными. И это основной приоритет. С одной стороны, текущая защита, с другой стороны, это внедрение в России лучших мировых практик, которые позволяют людям чувствовать себя увереннее и экономить деньги в текущей жизни.

Как российскому потребителю выжить в кризис?

Людям можно сказать: не рассчитывайте на государство, прежде всего, нужно понимать, что ваше благополучие зависит только от вас, старайтесь иметь какие-то накопления, хотя бы в размере бюджета на шесть месяцев, если у вас бюджет двадцать пять тысяч рублей, старайтесь иметь накопления в шесть раз больше. Этот совет поможет вам в непредвиденной ситуации: в случае потери работы, какого-то несчастного случая, какого-то неожиданного события. Такие сбережения нужно накапливать и иметь любому человеку. Я понимаю, что это звучит дико в условиях, когда двадцать миллионов с лишним в России нищих, живут за чертой бедности, но без этого, мы будем, знаете, рабами, будем зависеть от подачки в тысячу рублей или пять тысяч рублей, как подкинули чуть более года назад пенсионерам вместо того, чтобы индексировать им пенсию.

По чиновникам сложно сказать. Я бы всё-таки им посоветовал подумать, что, наверное, могут быть ситуации, когда не смогут обеспечить своим детям безбедное существование за рубежом, соответственно надо делать в России, работать так, чтобы качество жизни в России было приемлемым, чтобы не ухудшалась экология, чтобы не травились дети в детских садах и лагерях, чтобы не горели здания. То есть нужно понимать, что есть такие ценности, как сохранить маленький город, большой город для последующей жизни. Пока мы видим, что вот эта мотивация не у всех есть. Обилие и спрос на обучение за рубежом у детей высшего руководства говорит о том, что нет стимула здесь что-то делать. Просто готовятся такие аэродромы за пределами загаженной родины.

Помогают ли санкции экономике на самом деле?

Надо производить то, что ты умеешь. Какие-то компании проиграют, какие-то компании выиграют. Мы вывозим достаточно большое количество зерна, мы научились его делать. Мы вывозим большое количество - сейчас, начали вывозить - кур, ещё продукции определённой. Надо работать, потому что ещё вот эта проблема изоляционизма на что влияет? Если наши компании не готовы производить что-то для Европы, они никогда не научатся производить качественные продукты, потому что российский рынок, российский надзор позволяет выпускать, например, мясо, в котором может быть три-четыре вида антибиотиков. Просто потому, что это возможно, это используют многие компании. Молоко может быть с антибиотиками, и когда в какой-то момент вы попытаетесь своего ребёнка вылечить от гриппа и вам пропишут антибиотик, он может не подействовать, потому что ваш ребёнок эти антибиотики ел последние лет десять с молоком и с мясом, не поможет это лекарство. Нужно пытаться российским компаниям выходить на цивилизованные рынки, к коим российский рынок не относится, и косвенным бенефициарием этого выхода будут и потребители, потому что научатся люди производить продукцию более качественную, а значит более полезную для людей.

Девиз Дмитрия Янина

Поступай с людьми так же, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. То есть не вреди людям, и тогда тебе будет легче.

О полезных и актуальных книгах

В нынешнем году я бы посоветовал людям читать какую-нибудь антивоенную литературу, больше читать Ремарка, читать что-то антивоенное. Потому что вот эта вот военщина, которая сидит в головах у людей, она ухудшает нам качество жизни очень серьезно. Потому что она оставляет политикам возможность идти ещё на более жёсткие шаги, и мы остаёмся абсолютно непонятными в этой ситуации, когда друг с другом воюют паны, а население живёт с каждым годом всё хуже и хуже.

Я читал сейчас воспоминания американского дипломата, который описывал геноцид армян в 1915 году. Он был просто в миссии в маленьком турецком городке, и он скрупулёзно описывал, как государство планомерно в течение нескольких месяцев уничтожало своё же население – армян, вырезая, уничтожая. Я могу сказать, что любой образованный человек… Кстати, Гитлер в 1939 году сделал очень интересное заявление, он сказал: «Кто сейчас вспоминает о том, что сделали с армянами? Так что делайте: режьте женщин, уничтожайте детей, никто потом об этом не вспомнит, что сделали немцы». Поэтому вот нужно помнить и читать про такие вещи. Жизнеутверждающая книга, потому что на фоне истории, когда было уничтожено две трети жителей, армянского населения на территории Османской империи, две трети было уничтожено, проблемы очень многие отходят на второй план, потому что понимаешь, что высшая ценность – это жизнь, и высшая ценность – это борьба за свои права.

Рецепт счастья от Дмитрия Янина

Надо за жизнь успеть сделать максимум, что можешь, и быть максимально полезным для многих людей.

 


Деятельность

  

Петр Шелищ отвечает потребителям

  

Ваше право

Рубрика «Ваше право» выходила в эфире телеканала «Столица» с января 2008 по март 2011 года и была частью программы «Народный контроль».

«Ваше право» призвано помогать гражданам защищать их интересы от произвола и бездействия чиновников, недобросовестных предпринимателей, помогать в разрешении гражданских споров.

Ведущий — Петр Борисович Шелищ, председатель Союза потребителей России, член Общественной палаты.

Смотреть передачу

Последние новости

  

Последнее на форуме

  
26.06.2018, 10:48
Николай Иванович →  Непосредственное управление после 1 мая 2015г.
Минимальный перечень услуг N 290 установленный правительством для обслуживающей организации обязателен к выполнению или только то, что прописано в договоре ?
17.06.2018, 22:40
Ermalnik →  строительство дачного дома
А вот еще вопрос, я вот купил себе дождеприемник https://331.com.ua/dozhdepriemniki-i-reshetki вот такой вопрос, устанавливать его надо до ремонта или уже в конечной стадии? Я начал строительство и ремонт дома, но вот ставить сейчас надо или все же позже?
17.03.2018, 22:25
Ermalnik →  Отказали в гарантийном ремонте Land Rover Diskavery 4
Полезные вещи, нужно будет по запоминать. А то покупки разные бывают часто, может не такие большие как у вас, но всё же. Всякие запчасти, аксессуары и прочее. Хочется знать свои права и понимать на что рассчитывать в подобных ситуациях.
Хотя последняя...
07.03.2018, 16:42
Ясько Виктор →  пришло не то содержимое что предпринять?
В интернет магазине заказал посылку, пришло не то содержимое что предпринять?
07.03.2018, 16:40
Ясько Виктор →  Можно ли осуществить возврат наушников
Как тут вопрос разместить?

Архив новостей